Форум
главная страница
‹-  Ветеринарные статьи
 
Общая анестезия крупных животных
 (случаи из практики)

А. А. Марунчин, кандидат ветеринарных наук, Национальный цирк Украины, Ветеринарная клиника «УніВет»
М.В. Альшинецкий, Московский зоопарк, главный ветеринарный  врач

В современных условиях в сфере ветеринарной анестезиологии приобретён значительный опыт общего обезболивания крупных, диких животных. Тем не менее, бесспорно, анестезиологическая идеальность все ещё не достигнута с точки зрения безопасности анестезированного животного и анестезиолога который выполняет процедуру наркоза [1].

В одинаковой степени анестетики, которые используются для ингаляционного и неингаляционного наркоза имеют токсическое воздействие на жизненно важные органы и системы организма. Именно поэтому и продолжают разрабатываться комбинированные смеси препаратов, что бы максимально качественно обезболить пациента при выполнение оперативных вмешательств[2,3].

Владея  протоколами комбинированного наркоза,  арсеналом анестетиков, реанимационных препаратов, приборов для мониторинга жизненных функций организма и  достаточным клиническим опытом,  врачу легче ввести животное в наркоз, проводить исследование и предупредить развитие тяжелых осложнений. При необходимости нейтрализовать действие препаратов.

Что касается крупных по – размеру  и значительной массе тела животных (слоны, бегемоты, носороги, жирафы и др.) то проведение общей анестезии всегда сопровождается высокой степенью  операционно-анестезиологического риска. Как показывает клиническая  практика  при содержании животных в условиях  зоопарка и цирка  можно встретить достаточно ожиревших животных и не редко  с нарушением минерального обмена, что в свою очередь осложняет успешное проведение наркоза. 

   Основные алгоритмы проведения наркоза.

 Чтобы обеспечить успешное проведение общего обезболивания животных необходимо к каждому случаю подходить индивидуально.

Как показывает  многолетний опыт работы, если  придерживаться схемы предоперационной подготовки то риски осложнений  уменьшаются[3].

Тем не менее, введение в наркоз является одним из самых опасных периодов общей анестезии. Именно в это время могут возникнуть осложнения разного характера: ларингоспазм, закупорка дыхательных путей слизью, аритмия, регургитация, длительное апноэ, падение животного, сдавливание массой тела конечности и др. Эффективное проведение сердечно-легочной церебральной реанимации и  интенсивной терапии у  крупных животных практически не возможно[1-3].

Закономерным является то, что за счет большой массы тела при обездвиживании животного возникает нарушение гемодинамики и понижение сосудистого тонуса. В боковом положении в следствии механического сдавливания легких и неравномерности вентиляции, а так же кровообращения всегда развивается гипоксия, гиперкапния и дыхательный ацидоз. Все это инициирует развитие отека легких.  Осознавая неизбежность  развития  ряда осложнений  при проведении общего наркоза  нужно понимать, что результат  последнего  всегда сложно прогнозировать.  

 Подготовка и  проведение общей  анестезии

Помимо организации и обеспечения выполнения плана проведения общего наркоза животному,  врачу ветеринарной медицины работающему в зоопарке или цирке зачастую приходится изрядно потрудиться чтобы убедить руководителя предприятия о необходимых возможных изменениях в вольере и других действиях которые повлекут финансовые затраты, что бы максимально снизить риски возможных осложнений.

И так, если речь идет об общей анестезии слона, то необходимо обеспечить следующее: почва на площадке, где будет анестезироваться животное, должна быть не твердой, иногда используется песок, что предупредит переломы костей во время обездвиживания. Некоторые животные при индукции в наркоз могут спокойно ложиться, а некоторые внезапно падают на бок.

В странах Восточной Европы мы практически не встречали киперов, которые бы могли по команде укладывать животное для введения анестезирующего вещества непосредственно в ушную вену. В этом случае удается избежать травматизма и более качественно проводить мониторинг анестезированного животного. 

При введении анестезирующей смеси в мышцу индукция в наркоз проходит более длительно, при этом животное сохраняет двигательную активность некоторое время. В дальнейшем сложно прогнозировать как будет проходить анестезия. К осложнениям которые могут возникать относят состояние характеризующее стадию возбуждения: гиперрефлексия, некоординированные движения, гипертонус, судороги  и др. Это состояние при затянувшемся времени может приводить к травматизму и гибели. Поэтому всегда необходимо заблаговременно закрывать тюками соломы металлическое ограждение вольера, что предотвратит травму животного в случае активного двигательного возбуждения, а если в вольере оборудован бассейн или ров, его также закрывают оградой. Обычно это происходит если анестезирующая смесь или ее часть попадает в подкожный жир и абсорбция замедляется. Для слонов и бегемотов инъекционная игла должна быть по длине не менее 6см, тогда препарат вводится непосредственно в мышцу. Соответственно имеет значение и место введения. Так для более успешного результата бегемотам используют область за ухом, слонам так же но можно и поверхность бедра.

В случае анестезии бегемота, доступ к бассейну необходимо тщательно оградить поскольку именно в воде бегемоты чувствуют себя комфортно. При даже незначительном стресс-факторе, а в данном случае это инъекция «летающим шприцом» они стремительно бегут к водоему, разрушая защитные сооружения. Поэтому, даже при вроде бы надежной преграде, желательно что бы бассейн был без воды.

В некоторых случаях при работе с хорошо тренированными слонами возможно проведение анестезии при котором животное остается стоять. Для этого под туловище подкладывают специальные широкие стропы которые с помощью мощной лебедки поддерживают анестезированного пациента при этом следят что бы  сдавливание диафрагмы было незначительным. Также используют большие надувные матрасы  которые подкладывают под туловище и  конечности.

Далее немаловажное значение имеет использование технических средств и механизмов. Речь идет о подъемном кране который может в случае необходимости с помощью грузовых строп перемещать обездвиженного слона или поднимать его в период пробуждения. Обычно такая техника с выносной стрелой устанавливается за пределами вольера, поэтому последняя должна иметь возможность доставать по всему его периметру.

В случае перемещения анестезированного бегемота может использоваться трактор или электрокар оборудованный   прямоугольным ковшом.

В подготовительный период необходимо предусмотреть наличие всевозможных лекарственных средств необходимых для обеспечения всех периодов наркоза: анестетики, антидоты к ним, дыхательные аналептики, сердечные стимулятры, дезинтоксикационные растворы для внутривенных инфузий, кислородный баллон оборудованный манометром для оксигенотерапии в случае развития артериальной гипоксемии. Портативные приборы для мониторинга анестезированного животного: электрокардиограф, пульсоксиметр, капнограф и др. используемые при физикальном исследовании.

Важное значение имеет и клиническое наблюдение за состоянием анестезированного пациента. В первую очередь проводят подсчет дыхательных движений и исследование цвета слизистых оболочек ротовой полости. Обычно у слона в глубоком наркозе хобот скручивается поэтому его необходимо  выровнять и далее удобно приставив ладонь по потоку воздуха подсчитывать частоту дыхания. В случае использования ингаляционной анестезии после введения в хобот интубационных шлангов или оротрахеальной интубации дыхание отслеживают по дыхательному мешку. О периферическом кровообращении и уровне гипоксемии субъективно судят по цвету слизистых оболочек ротовой полости. Очень удобно использовать метод пульсоксиметрии для контроля за состоянием сердечной деятельности и сатурацией. С помощью датчика-клипсы который прикрепляется к языку или любой другой поверхности тела имеющей богатую капиллярную сеть, получают постоянную информацию о частоте пульса и насыщением гемоглобина артериальной крови кислородом, а если прибор оборудован дисплеем то по фотоплетизмограмме можно интерпретировать еще ряд показателей сердечнососудистой деятельности. Также глубину наркоза очень удобно оценивать по активности глазных рефлексов (секреция слезных желез, движение глазных яблок, роговичный и пальпебральный рефлексы, реакция зрачка на свет).

У бегемотов под действием анестетиков (чаще всего эторфина)  на глубоком уровне наркоза всегда смыкается голосовая щель, может возникать длительное апноэ и глубокая гипоксемия. Поэтому, в таком случае как только становится возможным подойти к анестезированному животному необходимо принять меры для поддержания спонтанного  дыхания. Для этого нужно разомкнуть челюсти и фиксировать их стропами таким образом чтобы ротовая полость была открыта. Далее интубируют трахею под визуальным контролем отодвигая мануальным путем надгортанник вверх. Правильность интубации определяется по потоку воздуха который выходит из интубационной трубки. У крупных взрослых животных эта процедура достаточно трудоемкая но крайне необходима поскольку вероятность гибели пациента высока. В дальнейшем для поддержания самостоятельного дыхания могут применяться дыхательные аналептики, а эндотрахеальная трубка поможет беспрепятственно попадать воздуху в дыхательные пути или может быть использована для подачи ингаляционного анестетика.

Кратко резюмируя алгоритмы проведение общей  анестезии  видно, что успех лечебной процедуры зависит от многих факторов, в т.ч. и согласованных действий персонала.

Рассмотрение некоторых сложных клинических случаев и протоколов общей неингаляционной  анестезии

Учитывая то,  что в предоперационный период  объективных данных клинического обследования животных  нет,  их  нужно рассматривать  как пациентов  с высокой степенью риска.

Ксилазин – иммобилоновый наркоз [1].

Клинический случай.  Индийский слон (Elephas maximus) возрастом 32 лет, массой тела  приблизительно 3500кг. Клиническое состояние оценивалось как тяжелое  в следствии функциональных системных нарушений связанных с хирургическими заболеваниями в частности: правосторонний вывих глазного яблока, периорбитальная флегмона, подчелюстной хронический абсцесс, двухсторонний  гнойный периодонтит в следствии  застарелых переломов бивней, хронический артрозо - артрит  с явлением анкилоза локтевого сустава.  Из истории заболевания и жизни животного было известно, что лечебные процедуры по ряду причин не проводились. Обычно в весенне-летний период животное содержалось во внешнем вольере на мягком грунте. За последнее несколько лет слон не ложился из-за возникшего анкилоза  сустава.

С анестезиологической точки зрения, учитывая хроническую бактериальную интоксикацию пациент был тяжелый и прогноз крайне осторожный.

Методика наркоза. Учитывая то, что кипера, который бы управлял животным не было, введение анестезирующих препаратов проводилось дистанционным методом. С целью седативной премедикации  был использован 2% р-р ксилазина гидрохлорида, который ввели в/м в дозе 300мг (рис.1) 



Рис.1. Введение ксилазина в правую конечность

В течении последующих 30 минут  отмечалось снятие психологического напряжения и  общее успокоение животного,  торможение соматических и автономных рефлексов, устранение двигательной активности. Слон стоял, отмечалось легкое  покачивание из стороны в сторону, мышечная слабость, голова и хобот опущены, пролапс пениса. Общее состояние указывало на глубокую седацию. Для углубления наркоза применили препарат «Иммобилон»® в дозе 2 мл который ввели в/м дистанционным путем. Индукция в наркоз продолжалась 17 минут. Слон постепенно принял положение «сидячей собаки» и медленно  лег на  левый бок расположившись вплотную к ограждению вольера. В этот период дыхание было глубокое, смешанного типа, ровное. Возникла необходимость перемещения слона к центру вольера. С этой целью задействовали подъемный кран к стреле которого закрепили  грузоподъемную стропу, далее последнюю завели под живот и грудную клетку, приподняли животное и таким образом переместили  в центр вольера. Далее,  с помощью той же стропы и повалов перевернули слона через спину на другой бок и приступили к выполнению хирургического лечения (рис 2).



Рис.2. Перемещение животного

Оперативное вмешательство оценивалось как сложное, длительное на поверхности тела. Рабочая бригада специалистов была разделена на 4 группы: первая – анестезиологи (мониторинг анестезированного животного, обеспечение проходимости дыхательных путей, поддержание гемодинамики внутривенной инфузией дезинтоксикационных растворов, применение оксигенотерапии и анестезиологическое обеспечение оперативного вмешательства); вторая – хирурги по проведению энуклеации глазного яблока; третья – хирурги по удалению левого бивня; четвертая – специалисты по расчистке подошв и ногтей.

Длительность симультанного хирургического лечения составила 110 минут (рис.3). На 31-й минуте хирургической стадии наркоза для поддержания глубины анестезии в/в капельно ввели кетамина гидрохлорид 300мг. При мониторинге получены следующие данные: частота дыхания 3,3±0,23 в мин; частота пульса 48,5±4,04 в мин; сатурация 79,4±2,99%; внутренняя температура тела 36,85 ± 0,16 °С .



Рис.3. Расшатывание фрагмента бивневой кости

В течении оперативного вмешательства все запланированные объемы были выполнены. Не большой фрагмент кальцифицированной ткани бивневой кости остался в среднечелюстной части углубления. Дополнительно  установлено остеомиелит   верхней челюстной кости с образовавшимися свищевыми каналами в ротовой полости. Во время  исследовании функции дыхания  при возникновении глубокой гипоксемии дозировано проводили оксигенотерапию 100 % кислородом. Отмечалось в большей степени дыхание правым легким, левое легкое было  частично сдавлено грудной клеткой.

Период пробуждения  длился  62 минуты. Для реверсии наркоза в/в ввели «Ревивон»® в дозе 4 мл и 2 мл дополнительно п/к с целью предупреждения развития эторфинового рецикла. Восстановление животного проходило медленно. Постепенно возобновились поверхностные рефлексы кожи и мышечный тонус, появились глазные рефлексы, глотание, слон лежа хоботом подбирал сено, вкладывал его в ротовую полость и глотал. Попытки подняться  были неудачными и вскоре они прекратились полностью. При клиническом осмотре была выявлена анемичность слизистых оболочек ротовой полости, угнетение дыхания и глазных рефлексов. На 43-й минуте периода восстановления в/м ввели 10мл «Антиседан»® и 20мл «Допрам»®.В течении следующих 19-ти мин активизировался мышечный тонус и слон начал делать попытки подняться. В это время под голову и туловище ему подкладывали тюки соломы, таким образом формируя своего рода «трамплин». Далее с помощью грузоподъемных строп которые были заведены под туловище животного, боковым натяжением со стороны транспортного средства, внешними усилиями помогли слону подняться на конечности (рис.4).



Рис.4. Момент подъема животного

Через несколько часов слон начал осторожно и медленно передвигаться по вольеру. Средняя, а затем поверхностная степень седации наблюдалась еще в течении суток.

Комбинированный наркоз «Хеллабруновской смесью» и «Иммобилоном»®[4 ].

Клинический случай. Индийский слон (Elephas maximus), возраст 39лет, массой тела около 6000кг. Клиническое состояние оценивалось как тяжелое  в следствии функциональных системных нарушений связанных с хроническим ламинитом и пододерматитом, хроническим периодонтитом бивней, избыточным весом. С истории заболевания и жизни животного известно, что слон четыре раза анестезировался по поводу лечения гнойного пульпита, удаления бивневых костей и хронического пододерматита.

      Оперативное вмешательство оценивалось как сложное, длительное на поверхности тела. Рабочая бригада специалистов была разделена на две группы: первая – анестезиологи  (мониторинг анестезированного животного, обеспечение проходимости дыхательных путей, поддержание гемодинамики внутривенной инфузией дезинтоксикационных растворов, применение оксигенотерапии и анестезиологическое обеспечение оперативного вмешательства); вторая – специалисты по расчистке подошв и ногтей.

Методика наркоза. Введение в наркоз начали с седативной премедикации. С этой целью дистанционно в/м ввели 4мл «Хеллабруновской смеси». В этот период в течении 30-ти минут слон передвигался по вольеру при этом признаков транквилизации не было. Углубление наркоза достигли дистанционным в/м введением препарата «Иммобилон»® в дозе 4мл. Индукция в хирургическую стадию наркоза длилась 25мин. Сначала прошла двигательная активность, затем проявился невроплегический эффект переходящий в глубокую седацию. Слон стоял, отмечалась мышечная слабость, голова и хобот опущены. Затем сделал несколько попыток двигаться назад и медленно принял положение «сидячей собаки». При этом тазовые конечности выровнялись и были сдавлены туловищем (рис.5).



Рис.5. Расположение слона в позе «сидячей собаки»

На глубокую  стадию наркоза указывало полное отсутствие болевой чувствительности, угнетение глазных рефлексов и сознания, миорелаксация. Для обеспечения проходимости дыхательных путей хобот выровняли, а датчик - клипсу пульсоксиметра фиксировали на носовой перегородке между ноздрями. В этой клинической ситуации специалисты выполняли ортопедическую расчистку. Мониторинг дыхания выявил развитие глубокой артериальной гипоксемии и угнетение дыхательной функции за счет механического сдавливания легких диафрагмой. Также возникли риски сосудистого циркуляторного нарушения в следствии развивающегося синдрома сдавливания  тазовых конечностях. По мимо этого в таком положении возник насильственный изгиб  в коленных и тазобедренных суставах обеих конечностей, что могло привести к сильному растяжению или перелому кости.

Дальнейшие усилия были направлены на то чтобы поменять положение тела анестезированного животного в боковое для продолжения лечения. С этой целью под грудную клетку  лежащего на животе слона завели широкую грузоподъемную стропу и с помощью подъемного крана приподнимая животное уложили его на правый бок. С рисками которыми мы столкнулись в этой ситуации: это давление стропы на правую сторону диафрагмы, что в свою очередь нарушает ритм дыхания, а за счет давления значительной массы на малую площадь туловища мог возникнуть перелом ребер и образование гематомы (рис.6).



Рис.6. Риски при изменении положения тела

В правом боковом положении ритм спонтанного дыхания восстановился, последнее стало ровным и глубоким, смешанного типа. Последствия недостаточности дыхания компенсировались оксигенотерапией. На 45-й мин наркоза углубление достигли в/в капельным введением кетамина гидрохлорида в дозе 300мг.  Длительность хирургической стадии составила 120мин. Мониторинг общей анестезии:  частота дыхания  5,6±1,17 в мин; частота пульса 55,4±10,4 в мин; сатурация 81,4±9,4%; внутренняя температура тела 35,6±0,18 °С.

Выведение с наркоза достигли в/в введением «Ревивон»® в дозе 5мл и 3мл п/к; в/м ввели «Антиседан»® в дозе 5мл. Пробуждение длилось 43мин. Постепенно восстановилась рефлекторная чувствительность, мышечный тонус, глотание. Слон путем раскачивания начал делать попытки подняться, в это время ему под туловище подкладывали тюки соломы. После нескольких попыток слон все же смог подняться на конечности. Седативный эффект от применения анестетиков наблюдался еще несколько часов.

Детомидин – буторфаноловая анестезия [5-7]. Изучая методики наркоза бегемотов известно, что последние считаются тяжелыми пациентами с точки зрения анестезиологического обеспечения оперативных вмешательств. Физиологические особенности дыхательной системы, кровообращения, обменных процессов в сравнении с другими видами животных значительно усложняют все этапы проведения общей анестезии.

Также как и у слонов, мониторинг анестезированного животного имеет свои ограничения. Практически все подкожные кровеносные сосуды спрятаны под толстой кожей и их визуализация отсутствует. Поэтому метод ультразвуковой доплерографии в такой ситуации является не заменимым при необходимости катетеризации вены для ифузий.

Есть некоторые нюансы мониторинга на которых стоит остановиться:

- пульс удобно исследовать пальпацией срединной хвостовой артерии, как у КРС. Аускультацией исследовать тоны сердца не удастся;

- очень широкий диапазон частоты дыхания в норме (3-30 в мин), что и объясняет склонность к периферической вазоконстрикции и артериальной гипоксемии. По исследованиям[7], сатурация у большинства исследованных животных не превышает 85%;

-  слизистая оболочка прямой кишки достаточно утолщенная, поэтому при исследовании температуры тела термометр располагают глубоко и удерживают 10-15мин. В норме РТТ в пределах 34,4-37,2 °С.

В предыдущие годы широко использовались для наркоза бегемотов анестезирующие смеси в состав которых входил эторфин. Под воздействием препаратов быстро достигали хирургической стадии наркоза. Но при этом после 20 мин возникало прогрессирующее угнетение  жизненных функций организма. Уменьшение альвеолярной  вентиляции легких в следствии снижения функций мышц диафрагмы проявляется цианозом, брадиаритмией и может развиваться длительное апноэ. Возникшая дыхательная недостаточность может приводить к гибели животного. Поэтому важным этапом реанимационной работы есть применение оротрахеальной интубации и медикаментозная поддержка дыхания.

Учитывая изложенное выше в современных условиях более успешными являются протоколы комбинированного наркоза в состав которых входят диссоциативные анестетики, агонисты альфа-2 адренорецепторов, транквилизаторы и ингаляционные препараты.

Клинический случай. Обыкновенный бегемот (Hippopotamus amphibius), самка, возраст 5 лет, массой тела 1000кг. Клиническое состояние оценивалось как удовлетворительное, определена локализованная  хирургическая патология (свищ подошвы) без системных нарушений и сопутствующих заболеваний (рис.7).



Рис.7. Диагностическое исследование свища

С истории жизни животного известно, что случаев заболевания не было, проводилась плановая дегельминтизация. 

Критерии операционно-анестезиологического риска определили следующим образом: оценка объема и характеристика операции - небольшая операция на поверхности тела; учитывая вид животного степень риска общей анестезии - высокий.

Методика наркоза. Введение в наркоз достигли  дистанционным в/м введением неингаляционных анестетиков: детомидина гидрохлорид 50мг в сочетании с буторфанола тартратом 150мг (рис 8).



Рис.8. Дистанционное введение анестетиков

Индукция в наркоз длилась 40мин.  Постепенно проявилось угнетение защитных двигательных реакций и исчез мышечный тонус, животное легло на живот. Дыхание ровное, смешанного типа, поверхностное. Далее появилось характерное похрапывание. На 41-й мин подталкивая туловище уложили бегемота на левый бок.

Хирургический объем: из полости свища удалили остатки инородного тела, электрохирургическим методом иссекли гиперпластические ткани по ходу свищевого канала, гемостаз проводили биполярным пинцетом и тампонированием. Хирургическую рану не ушивали, поверхность инстилировали препаратом «Лимоксин-спрей»® (рис.9).



Рис.9. Электрохирургическое иссечение гиперплазии

Мониторинг анестезированного животного: частота дыхания 4,16 ± 0,75 в мин; частота пульса 47,5± 1,87 в мин; внутренняя температура тела 34,5°С; сатурация  82,2±3,1%;      

Пробуждение с наркоза инициировали в/м введением атипамезола в дозе 5 мг на 1 мг детомидина гидрохлорида. После введения  антидота через 20 мин животное поднялось на конечности но еще в течении  пяти часов   находилось в состоянии седации средней степени.

Результаты и обсуждение

Проведенные клинические исследования по общей анестезии  взрослых слонов указывают на эффективность неингаляционного комбинированного наркоза при выполнении сложных и продолжительных оперативных вмешательствах  на поверхности тела в полевых условиях. Нейролептанальгезия иммобилоном  обеспечила  спокойное введение в наркоз, исключая стадию возбуждения,  качественную  миорелаксацию, глубокое обезболивание,  умеренное угнетение дыхания и функции сердечнососудистой деятельности. Поддержка гемодинамики так же была обеспечена специфическим действием  кетамина гидрохлорида. Под действием последнего возникает активизация симпатической системы и выброс в кровь катехоламинов. Это отчетливо фиксируется пульсоксиметрией при мониторинге анестезируемого животного. Не смотря на тяжелые системные нарушения в организме животных  и хроническую бактериальную интоксикацию, наркоз прошел успешно. В послеоперационном периоде длительным наблюдением за животными негативные последствия наркоза  не были выявлены.

В отличии  от слонов у бегемотов иммобилоновый наркоз проходит с рядом осложнений [6], с чем мы и сталкивались в клинической практике. Поэтому у карликовых и молодых обычных бегемотов для оперативных вмешательств лучше использовать смесь  препаратов «Домоседан»®   и буторфанола тартрата. Описанный клинический случай отчетливо показывает эффективность обезболивания  при оперативном вмешательстве. Под действием смеси препаратов поддерживался необходимый уровень анальгезии, миорелаксации, сердечной и дыхательной функции.

Опираясь на вышеизложенное можно сделать выводы, что  проведение общей анестезии крупным животным в условиях зоопарка или цирка  требует специальной подготовки и всегда связано с определенными рисками.

Список использованной литературы

1. Buch M. Methods of Capture, Handling and Anesthesia // Wild Mammals in Captivity. – 1996. – 25 p.

2. Wiesner H. Zum aktuallen Stand der Distanzimmobilisation. Verh. Ber. Tagung Fachgruppe “Zootierkrankheiten” //Dtsch. Vet. med. Gesellschaft e. V., Munchen. – 1990. – Р. 27 – 43.

3. Марунчин А.А. Загальне знеболювання диких тварин: навчальний посібник / А.А. Марунчин, В.Й. Іздепський. – К.: Центр екологічної освіти та інформації, 2010. – 224 с.

4. Goltenboth R., Heinz – Georg Klos. Krankheiten der Zoo und Wildtiere// Blackwell Wissenschafts – Verlag, Berlin, 1995. – 602 p.

5. Bouts T. Anaesthesia of pygmy hippopotami with medetomidine and ketamine / T. Bouts, R. Hermes, J. Saragusty // Proceedings of the international conference on diseases of zoo and wild animals 2010. – Madrid/Spain 2010. –  p.

6. Miller M. Hippopotamidae (Hippopotamus) / M. Miller // Zoo and Wild Animal Medicine: current therapy, 5th ed. Philadelphia: W.B. Saunders,  2003. –  p.  602 – 612.

7. Ramsay E.C. Chemical restraint of the Nile hippopotamus in captivity / E.C. Ramsay, M.R. Loomis // J. Zoo Wild Med. –  1998. – Vol. 29. – p. 45 – 49.



Интересное в сети
Детская мебель
 
 
поиск по сайту
 
© 2000-2017 by Oksana&Alexandr Lubenets
программирование - студия дизайна ICOM
 

  Яндекс.Метрика